В доме Пшеницына в 1840-х гг. жили писатель и журналист Иван Иванович Панаев и его жена писательница Авдотья Яковлевна. Читать подробнее
В 1860-х гг. здесь жили: Карл Карлович Агац, Исер Мовшович Аренсон, Александр Яковлевич Батюшков, отставной действительный статский советник Иван Васильевич Беликов (умер в 1878 г.) с женой Елизаветой Моисеевной, сапожник Роман Петрович Вандышев, маляр Илья Васильевич Васильев, учитель музыки Николай Альбертович Губерт, прачка Дарья Александровна Данилова, служащий Департамента народного просвещения коллежский асессор Гавриил Гаврилович Дукшта-Дукшинский (умер в 1895 г. в чине статского советника), служащий физиката губернский советник Павел Александрович Захваев, Андрей Леонтьевич Зимин, башмачник Сильвестр Семенович Иванов Читать подробнее
В 1860-х гг здесь жили: повивальная бабка Анна Ивановна Киршнер, Всеволод Ипполитович Кишкин, подпоручик Леонид Семенович Корвин-Круковский, инженер генерал-лейтенант Коронат Филиппович Костомаров и его жена Варвара Ивановна (урожд. Горскина; 1826—1897), лейтенант Иван Куприянов, отставной штабс-капитан Михаил Васильевич Маслов, паяльщик Александр Васильевич Молодцов, студент университета Павел Дмитриевич Молчанов, учитель Игнатий Михайлович Некстер, семья Ольхиных: генерал-лейтенант Александр Александрович и его жена начальница Мариинского училища Мария Сергеевна (1817—1910) Читать подробнее
В 1860-х гг здесь жили: ), мировой судья 15-го участка коллежский асессор Александр Александрович, служащие Министерства финансов коллежский секретарь Николай Александрович (в 1895 г. — статский советник) и коллежский асессор Сергей Александрович (в 1895 г. — тайный советник), городской унтер-офицер Ельге Михелевич Ольштейн, член Археографической комиссии Министерства народного просвещения статский советник Платон Васильевич Павлов, учитель Мариинского института коллежский асессор Александр Петрович Пятковский (позже жил в доме № 6 по Владимирскому пр.), гувернантка Мария Карловна Рейнгартен Читать подробнее
В 1860-х гг. здесь жили: учитель Степан Семенович Свидерский, служащий Министерства финансов коллежский советник Дмитрий Иванович Свицкий (умер в 1872 г.), служащий Министерства внутренних дел надворный советник Александр Ефимович Стефанович, переплетчик Илья Александрович Табаков, чиновник Судебной палаты Николай Гурьевич Теплоухов, гравер Семен Матвеевич Устинов, действительный статский советник Егор Иванович Фанстиль (1815—1895; умер служащим Департамента герольдии Правительствующего сената в чине тайного советника), прачка Евдокия Ивановна Федорова, Викентий Васильевич Федоров, портной Константин Борисович Юргенс. Наталья Ивановна Беневская содержала табачную лавку, Василий Андреевич Груздев — мелочную лавку. Читать подробнее
К.Ф. Костомаров (1803—1873) окончил Николаевское инженерное училище, преподавал в нем и в середине 1830-х гг. открыл пансион для подготовки кандидатов для поступления в училище. Пансион капитана Костомарова находился в доме купца Решетникова (не сохранился; современный адрес: Литовский пр., участок дома № 65). Здесь в 1836 г. начал подготовку к поступлению в училище будущий писатель Д.В. Григорович, а в 1837-м — Михаил и Федор Михайлович Достоевские. Как опытный инженер-строитель, К.Ф. Костомаров привлекался к сооружению Исаакиевского собора, и среди его многочисленных наград имеется орден Св. Анны 2-й степени, которого он удостоен 30 мая 1858 г. «в награду трудов и усердия, оказанных при сооружении Исаакиевского собора». Читать подробнее
А.А. Ольхин (1812—1873), сын фабриканта, владельца обширных земельных участков под Петербургом, а также медеплавильного завода, для нужд которого было устроено Медное озеро, и бумажных фабрик в слободе Александровской (ныне — Белоостров), позже перешедших во владение его вдове Елизавете Николаевне. По окончании курса в Артиллерийском училище 22 января 1833 г. А.А. Ольхин произведен в прапорщики с зачислением по полевой пешей артиллерии и с оставлением при училище для прохождения курса высших наук, позже служил в различных артиллерийских подразделениях. Читать подробнее
П.В. Павлов (1823—1895) родился в семье помещика Нижегородского уезда П.Ф. Козлова, в 1844 г. окончил курс в Главном педагогическом институте, при котором и был оставлен для подготовки к магистерскому экзамену. В 1847 г. получил степень магистра греческой словесности и в том же году назначен в Киевский университет адъюнкт-профессором по кафедре русской истории. В 1849 г. удостоен Московским университетом степени доктора исторических наук, политической экономии и статистики и был назначен профессором. Читать подробнее

Архитектор

Мельников Авраам (Абрам) Иванович (30 июля [10 августа] 1784, Ораниенбаум, ныне Ломоносов — 1 (13) января 1854, Санкт-Петербург) — русский архитектор, представитель позднего классицизма, академик (1812), ректор Императорской Академии художеств.

В 1795—1806 годах учился в Императорской Академии художеств (ИАХ), одним из его учителей был А. Д. Захаров. После окончания курса с большой золотой медалью был отправлен в 1808 году в пенсионерскую поездку за границу. В Риме занимался изучением древних памятников; за реставрацию капитолийских бань был избран в члены Академии Святого Луки. По возвращении в Россию с 1811 года начал преподавать архитектуру в Академии художеств, а через несколько лет поступил также на службу в Комитет строений и гидравлических работ.

Приняв участие в объявленном вскоре по окончании Отечественной войны конкурсе по составлению проекта храма Христа Спасителя в Москве, Мельников удостоился 1-й премии, но его проект не был принят к исполнению, так как императору Александру I более понравился мистический проект живописца Витберга, которому и была поручена постройка. Не посчастливилось Мельникову и на конкурсе по перестройке Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге, хотя и тут его проект был признан лучшим: государь утвердил проект Огюста Монферрана.

Своим усердием в преподавательской деятельности Мельников значительно поднял и подвинул вперед архитектурное дело в России. В 1812 году он был удостоен звания академика, в 1818 — профессора 2-й степени, в 1831 — профессора 1-й степени; в том же году ему поручена должность ректора ИАХ, в которой он был утвержден в 1843 году. В 1851 году возведён в звание заслуженного ректора.

По своему направлению Мельников принадлежит к последним представителям классицизма, или точнее, так называемого стиля империи (ампир). Именно его классицистический проект Екатеринской церкви у Калинкина моста стал жертвой стремления Николая I к созданию «русско-византийского стиля». Впрочем, впоследствии Мельников отдал ему дань при проектировании колокольни в Ярославле.

 

Ланге  Август (Фридрих-Август) Иванович (13 мая 1813 - 21 мая 1881, С.-Петербург), архитектор, академик архитектуры (1852), профессор Петербургской АХ (1859). Возможно, выходец из Саксонии.          

Архитектурное образование Ланге получил у А. И. Штакеншнейдера, помощником которого был и в дальнейшем. В 1837, согласно прошению, поданному Л., Петербургская АХ, присвоила ему звание свободного художника. В 1843 назначен в академики за Проект павильона. Однако работа на многочисленных постройках Штакеншнейдера не оставляла времени, чтобы выполнить программный проект на звание академика; лишь в 1852 Л. добился этого звания по совокупности трудов. Л. участвовал в петербургских постройках Штакеншнейдера, среди которых: Мариинский дворец на Исаакиевской пл. (1839-44), Николаевский дворец на пл. Труда (в 1861-64 Ланге - архитектор двора великого князя Николая Николаевича); перестройки Зимнего дворца и Эрмитажа (1850-е гг.); Царицын и Ольгин павильоны (1840-е гг.), Собственная дача (1844-50) и другие здания и сооружения в Петергофе.

Ланге фактически руководил строительством дворца в Ореанде на Южном берегу Крыма (куда Штакеншнейдер за 11 лет приезжал лишь три раза). За усердие Ланге награжден золотой медалью (1842), неоднократно получал ценные подарки и денежные награды из Кабинета Его Императорского Величества.        

В 1855-63 Л. - архитектор при канцелярии Совета детских приютов; за эту службу награжден орденом Св. Станислава 3-й ст. Среди самостоятельных построек Л. - многочисленные доходные дома и особняки, выполненные по частным заказам, которые, как отмечал современник, при замечательной разработке удобств внутреннего расположения и безукоризненной тщательности и прочности сооружения неизменно выделялись изяществом фасадов.             Наиболее известны два доходных дома на углу Вознесенского пр. и наб. канала Грибоедова (1853 и 1855), возведенные Л. для тестя - лампового мастера С. О. Китнера (см. Китнеры), с которым его связывала совместная работа на строительстве императорских и великокняжеских дворцов (сын С. О. Китнера, ученик Л. - И. С. Китнер стал одним из ведущих петербургских зодчих 2-й половины 19 в.).Большинство произведений Ланге отличаются сдержанным оформлением, в котором следование петербургским классическим традициям сочетается с чертами, предвещающими рационалистическое направление в архитектуре третьей четверти XIX в. (ведущие мастера - И. С. Китнер, В. А. Шретер).       

Последние 30 лет своей жизни Ланге преподавал в Петербургской АХ; с 1859 профессор АХ. Похоронен на Смоленском лютеранском кладбище.

 

Бертельс Генрих (Андрей) Андреевич (11 декабря 1841 — 30 декабря 1903)

Окончил СУ в 1863 со званием архитектурный пом. С 1865 — в Москве, работал помощником М. Г. Арнольда на строительстве зданий Моск.-Курской жел. дор. и в том числе деревянного Нижегородского вокзала в Москве. Выстроил локомотивное депо, мастерские и водонапорную башню на станции Царицыно. В 1867—70 служил архит. Моск. почтамта. В 1870 вернулся в СПб, где построил ряд жилых домов, общественных зд. и промышленных сооружений.        Похоронен в СПб на Смоленском православном кладбище.

Стиль

Стиль - эклектика.

 

Доходный дом Э.Я. Нимана, построен по проекту архитектора Бертельса А.А. в 1885-1886 годах. Вернее, перестроен – ранее это здание имело совершенно другой вид.

Фасады четырехэтажного, несимметричного здания выдержаны в характерных для эклектики «ренессансных» формах: нижний этаж и угол обработаны глубокими рустами с декоративными вставками из бетонной крошки; окна украшены треугольными сандриками с лепкой, в которой преобладает растительный орнамент; балконы с литыми решетками тонкого рисунка; венчает здание прямоугольный фронтон с круглым окном. 

У обоих фасадов четко выделена центральная часть, с помощью вертикальных рядов белого руста и двух рядов балконов. Балконы декорированы литыми решетками тонкого рисунка. Венчает оба фасада в этой центральной части невысокий прямоугольный фронтон с круглым окном, прямо над карнизом последнего этажа.

Нижний этаж строился под торговые помещения, куда вели тяжелые дубовые двери, за которыми находились торговые заведения: магазин белья «Мадам Барбара», модная мастерская и другие. Общее обрамление окон напоминает окна домов петровского времени, какими мы их видим на типовых чертежах Доменико Трезини. 

История дома

В 1837 г. «Книга адресов г. С.-Петербурга» указывает владельцем участка под № 414 по Разъезжей улице, 2, купца 3-й гильдии Ивана Гавриловича Пшеницына.

В доме Пшеницына в 1840-х гг. жили писатель и журналист Иван Иванович Панаев и его жена писательница Авдотья Яковлевна.

[15(27).03.1812, Пе­тербург — 19.02(03.03).1862, там же]

Писатель, журналист, критик. Окончил Благородный пан­сион при Петербургском университете (1830), служил чиновником в Министерстве финансов и в Министерстве народного просвещения, в 1844 г. вышел в отставку. С начала 1830-х гг. печатался в журналах и альманахах. Первая по­весть Панаева — «Спальня светской женщины. Эпизод из жизни поэта в обществе» (1834). Пана­ев — близкий друг В.Г. Белинского и Н. А. Некрасова, с которым вместе основал в 1847 г. журнал «Современник», арендовав его у прежнего издателя П.А. Плет­нева, и до последних дней был одним из его редакторов. 

Женитьба состоялась против желания матери Панаева, которая «...не хотела и слышать о женитьбе сына на дочери актера. Два с половиной года Иван Иванович разными путями и всевозможными способами добывал согласие матери, но безуспешно; наконец, он решился обвенчаться тихонько, без согласия матери, и, обвенчавшись, прямо из церкви, сел в экипаж, покатил с молодою женой в Казань... Мать, узнавши, разумеется, в тот же день о случившемся, послала Ивану Ивановичу в Казань письмо с проклятием». «Родня, — пишет литературовед В.А. Туниманов, — злорадствовала по поводу мезальянса и высокомерно приняла плебейку. Однако мать Папаева злопамятностью не отличалась, вскоре смирилась, и невестке пришлось исполнять обязанности молодой хозяйки дома, напоминавшего, скорее, светско-аристократический салон (в доме Панаевых привыкли жить безалаберно, роскошно, по-барски). Для нее романтика очень скоро обернулась ошеломившей на первых порах, а потом ожесточившей прозой жизни. К тому же Иван Иванович весьма своеобразно понимал супружеский долг, совершенно не собираясь отказываться от давно ставших нормой светско-богемных привычек. 

В начале 1840-х гг. в салоне Панаевых появился Н.А. Некрасов. Авдотья Яковлевна произвела большое впечатление на начинающего и еще никому не известного поэта (он был всего на год моложе очаровавшей его хозяйки). Юноша долго и упорно добивался ее любви, но она отвергала его, не решаясь оставить мужа. С сентября 1846 г. Некрасов занимал две комнаты в квартире Панаевых.

В салоне Панаевых постоянно бывали В.Г. Белинский, Н.А. Добролюбов, Н.Г. Чернышевский, с 1845 г. здесь начал бывать Ф.М. Достоевский, впоследствии сделавший Панаеву одним из прототипов Настасьи Филипповны в «Идиоте».

Панаева Авдотья (Евдокия) Яковлевна родилась 31 июля (12 августа) 1820 в Петербурге в семье актеров императорского театра. Получила скромное домашнее образование, некоторое время посещала балетный класс Петербургского театрального училища. С детства отличалась любовью к чтению и широтой интересов. В 1839 вышла замуж за писателя Ивана Ивановича Панаева.

Несмотря на женитьбу, Панаев продолжал «рассеянный» образ жизни, мало интересуясь супругой. Зато на красивую женщину сразу же обратили внимание его друзья-литераторы. За ней принялись ухаживать Достоевский и Некрасов. Она выбрала Некрасова, став в 1846 году его гражданской женой. Но официально супружеские отношения с Панаевым разорваны не были, так как в те времена это была крайне сложная процедура. Практически с момента воссоздания Панаевым и Некрасовым в 1847 году журнала «Современник» Авдотья Яковлевна стала его активным сотрудником. Вела в журнале женские разделы, занималась корректурой и перепиской с авторами. Она читала рукописи, держала корректуру, исполняла другие редакционные обязанности. Принимала деятельное участие в личной и творческой судьбе многих писателей, группировавшихся вокруг «Современника». Особую привязанность она питала к людям, идейно близким Н.А. Некрасову. Одна из немногих, она навещала Н.Г. Чернышевского во время его пребывания в Петропавловской крепости. С Некрасовым Панаеву связывали глубокие творческие интересы. Совместно с ним она написала романы «Три страны света» (1848-1849 гг.) и «Мертвое озеро» (1851 г.), имевшие большой читательский успех. Поэт посвятил ей стихотворения «Прости, не помни дней паденья...», «Тяжелый крест достался ей на долю...», «Бьется сердце беспокойное...» и др.

Панаева прожила с Некрасовым до 1863 г. Разойдясь с ним, она вышла замуж за секретаря «Современника» А.Ф. Головачева, второстепенного публициста, сотрудника ряда столичных газет и журналов. После смерти мужа осталась с малолетней дочерью на руках без всяких средств к существованию.

Последние годы жизни Панаевой прошли в крайней нужде, граничащей с нищетой.

В 1849 г. угловым участком площадью в 400 кв. саженей по Загородному проспекту и Разъезжей улице (№ 441/388 и полицейский № 9 и № 18 во 2-м квартале Московской части) владел потомственный почетный гражданин Дмитрий Иванович Погребов (1808—1865). На участке стоял трехэтажный каменный дом в 16-метровую ширину участка вдоль улицы.

В 1854 г. участок принадлежал семье Ниман, продавшей, а спустя 30 лет вернувшей его себе. По купчей от 18 марта 1855 г. участок, числившийся уже под № 20/1, купил фридрихсгамский (позже — петербургский) купец 1-й гильдии Алексей Андреевич Лапин (1812—1871), владевший к этому времени вместе с коллежским асессором Козловским и соседним участком, на котором содержал довольно крупную овощную торговлю. В 1869 г. домовладение Лапина пришлось продать за долги поручику Семену Петровичу Петрову, который по купчей от 7 мая 1870 г. перепродал имение коллежскому советнику Степану Ивановичу Езерскому. На первом этаже дома тогда располагался трактир купца Косьмы Ивановича Иванова, содержавшего также трактир в доме № 4 и булочную в доме № 23 по Апраксину переулку, кофейную в доме Лихачева на Невском проспекте и кондитерскую в доме № 47 по Моховой улице (ныне — ул. Черняховского); крестьянин Василий Архипович Трусов содержал здесь портерную лавку, а купец Шустов торговал лампами в собственном магазине. Почтовое отделение занимало 19 комнат. С 12-комнатной квартирой домовладельцев соседствовал служащий Министерства финансов коллежский советник Дмитрий Иванович Свицкий (умер в 1872 г.) и его жена Дарья Александровна (умерла в 1904 г.), занимая 36 комнат (во дворе Свицкий арендовал каретный сарай и отдельный ледник). Остальные жители проживали в более простых условиях. Среди них губернский советник Добужинский, учитель словесности Кестнер, учитель Степан Семенович Свидерский.

 

 

К.Ф. Костомаров (1803—1873) окончил Николаевское инженерное училище, преподавал в нем и в середине 1830-х гг. открыл пансион для подготовки кандидатов для поступления в училище. Пансион капитана Костомарова находился в доме купца Решетникова (не сохранился; современный адрес: Литовский пр., участок дома № 65). Здесь в 1836 г. начал подготовку к поступлению в училище будущий писатель Д.В. Григорович, а в 1837-м — Михаил и Федор Михайлович Достоевские. Имя Короната Филипповича Костомарова встречается во многих письмах братьев Достоевских того времени. Приведем выдержку из их письма к отцу от 3 июля 1837 г.: «...Дела у нас идут своим порядком хорошо. То занимаемся геометрией м алгеброй, чертим планы полевых укреплений: редутов, бастионов и т. д., то рисуем пером горы. Коронад Филиппович нами очень доволен и к нам особенно ласков. Он купил нам отличные инструменты за 30 рублей монетою и еще краски за 12 рублей. Без них обойтись никак не было возможно: потому что планы всегда рисуют красками...».

Как опытный инженер-строитель, К.Ф. Костомаров привлекался к сооружению Исаакиевского собора, и среди его многочисленных наград имеется орден Св. Анны 2-й степени, которого он удостоен 30 мая 1858 г. «в награду трудов и усердия, оказанных при сооружении Исаакиевского собора». В 1861 г. Костомаров получил чин генерал-майора, в 1863 г. стал членом Инженерного комитета Главного инженерного управления Военного министерства, в 1869 г. был произведен в генерал-лейтенанты. В 1872 г. в связи с 50-летним юбилеем службы в офицерских чинах ему был пожалован весьма редкий орден Св. Анны 1-й степени с императорской короной. К.Ф. Костомаров и его жена похоронены на Волковском православном кладбище.

 

 

А.А. Ольхин (1812—1873), сын фабриканта, владельца обширных земельных участков под Петербургом, а также медеплавильного завода, для нужд которого было устроено Медное озеро, и бумажных фабрик в слободе Александровской (ныне — Белоостров), позже перешедших во владение его вдове Елизавете Николаевне. По окончании курса в Артиллерийском училище 22 января 1833 г. А.А. Ольхин произведен в прапорщики с зачислением по полевой пешей артиллерии и с оставлением при училище для прохождения курса высших наук, позже служил в различных артиллерийских подразделениях.

Получив чин полковника, с 1852 г. стал принимать участие в разных комиссиях по перевооружению войск, пока не был переведен на службу в Финляндию, где с 1855 г., уже в чине генерал-майора, был заведующим полевой артиллерией. 23 августа 1860 г. был переведен в Петербург и назначен совещательным членом оружейной комиссии временного артиллерийского комитета, а также членом нескольких других подобных комиссий, а по упразднении временного артиллерийского комитета был назначен совещательным членом оружейного отдела артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления; в этой должности Ольхин оставался до самой своей смерти.

А.А. Ольхин (на фото) (1839—1897), сын генерала А.А. Ольхина. В 1859 г. окончил Александровский лицей. В 1865 г., прервав блестящую дипломатическую карьеру, стал мировым судьей, исполняя эту должность в течение пяти лет; с 1869 г. — присяжный поверенный. Всячески помогая революционным организациям, Ольхин выступал защитником в ряде крупных политических процессов. В 1879 г. был арестован в связи с покушением А. Соловьева на царя и выслан в Вологодскую губернию. В 1887 г. Ольхин переехал в Нижний Новгород и только в 1893 г. получил разрешение вернуться в Петербург, где поселился в доме № 14/26 по Гороховой улице. Печатал в «Деле», «Русской мысли» и других изданиях стихи, по идейному содержанию и формальным особенностям целиком относящиеся к революционно-демократической школе гражданской поэзии, сотрудничал и в подпольной революционной прессе.

П.В. Павлов (1823—1895) родился в семье помещика Нижегородского уезда П.Ф. Козлова, в 1844 г. окончил курс в Главном педагогическом институте, при котором и был оставлен для подготовки к магистерскому экзамену. В 1847 г. получил степень магистра греческой словесности и в том же году назначен в Киевский университет адъюнкт-профессором по кафедре русской истории. В 1849 г. удостоен Московским университетом степени доктора исторических наук, политической экономии и статистики и был назначен профессором. В бытность свою профессором в Киеве в 1858 г. первым в России ввел в преподавание истории культурологический аспект в виде «Курса истории пластических искусств, в связи с развитием культуры»; он же устроил при Киевском университете музей изящных искусств, положив начало и специальной библиотеке при нем по части искусств. К тому же времени относится и главная заслуга ученого — организация в Киеве, а затем и в Санкт-Петербурге, куда он был переведен в 1859 г. членом Археографической комиссии Министерства народного просвещения, первых в России воскресных школ. В 1861 г. он избран профессором русской истории в Санкт-Петербургском университете, но не прочел в нем ни одной лекции, потому что сначала был в отпуске, затем последовало временное закрытие университета, а в начале 1862 г. ученый административным порядком был выслан в Ветлугу за то, что на публичном чтении в пользу нуждающихся литераторов закончил свою речь о тысячелетии России словами: «Россия стоит теперь над бездной, в которую мы и повергнемся, если не обратимся к последнему средству спасения, к сближению с народом. Имеющий уши слышать, да слышит». Через некоторое время ссылку смягчили переводом в Кострому, а в 1866 г. Павлову разрешили вернуться в Петербург, после чего он жил в Царском Селе, преподавал статистику в Константиновском военном училище; в 1870 г. он вновь был назначен членом Археографической комиссии, где подготовил к изданию сибирские летописи, а в 1875 г. утвержден ординарным профессором Киевского университета по новой кафедре истории и теории искусств, которую занимал до 1885 г.

Жители

Студия загара
Ёптибей
Булочная
59`57
Салон красоты
кофейня
Обувь
МТС
Ресет-сервис
Султан Кебаб
Интернет-магазин монет
Секрет. Магазин сувениров